Легенды и быль земли есильской

Человек - существо не только рациональное, но и эмоциональное. Малая родина - это место, где ты родился и вырос, а порой и прожил всю жизнь. Там горы, реки, рассказы и мифы об их возникновении, имена людей, оставшихся в памяти народа. Можно продолжить перечисление. Все это важно.
Нурсултан НАЗАРБАЕВ.

«Так все вижу четко, ясно. Сидят родственники, умершие и живые вместе. Говорят мне: «Сейчас придет бабушка». Заходит женщина в белом, статная, величавая. И сразу начинает нас ругать: «Вы, мои потомки, почему забыли обо мне? Почему ко мне не приходите?». И оборачивается ко мне: «Даю тебе три дня, не найдешь меня - плохо тебе будет».

Признаюсь, что мне, человеку от мистицизма далекому, всегда пытающемуся найти рациональное обоснование всему происходящему, было как-то не по себе, когда есильский парень Ильяс Ахметов рассказывал свой сон, увиденный им шесть лет назад. Во сне он понимает, что нужно идти в сторону села Иглик, искать большой зеленый камень.

Наутро сон он не вспомнил, но в мельчайших деталях он всплыл в его памяти через сутки. Рассказал родителям. Они посоветовали пойти к бабушке. Именно от нее Ильяс, как и другие родственники, знал, что была в их роду знаменитая, отважная Мать, которая обладала чудесным даром. Могла туман напустить, чтобы скрыть свой скот во время вражьих набегов. Бабушка сказала внуку: «Надо найти». На вопрос «Какже я найду могилу?», услышал: «Тебе будут знаки».

Родители поддержали порыв Ильяса, поехали с ним к Иглику, хотя у отца ирония проскальзывала: «Веди, тебе же знаки должны быть». Все холмы вокруг села обошли, нашли одно захоронение древнее, но камень на нем был совсем не похож на увиденный во сне. И тут поднялась стая птиц и полетела в строну села Свободное. - Других знаков не было, пошли за ними, - рассказывает Ильяс Ахметов.

Птицы сели в небольшой долине между четырьмя холмами. На вершине одного из них, на груде камней, похожей на рассыпавшийся мазар, лежал большой зеленый камень, увиденный Ильясом во сне. Вокруг-еще несколько старинных захоронений.

Стали разговаривать со старожилами, аксакалами и по крупицам узнали... Прежде всего то, что этот холм местные жители так и называют Хантобе или Ханская сопка. А еще его называют - холм Матери Зарбап. Оба названия хранятся в народной памяти вот уже третье столетие.

Где-то на рубеже XVIII-XIX веков вдова, потерявшая мужа в сражениях с недругами, в трудах и лишениях растит двоих сыновей Шайгозу и Баржаксы. И как-то, собирая навоз, чтобы отопить жилище, находит в кустах подойник. Наделенная даром предвидения, она сочла это добрым знаком. Не ошиблась. И впрямь, с той поры в долине реки Кызыл су растет поголовье скота, особенно - дойных кобылиц.

О набегах врагов Мать Зарбап предупреждала людей заранее. Она и помогала спастись от них. Тщательно помыв подойник, поднималась на холм, что был на краю селения, произносила «куру-куру», трижды вращала его над головой, и все вокруг покрывалось мраком, враг в ужасе разбегался по сторонам. Трижды ему все-таки удавалось угнать скот, но после призывов матери Зарбап стада возвращались.

Рассказывают и о том, что однажды она подошла к испуганным и растерянным недругам: «Дети, спускайтесь с коней и утопите жажду». Удивленные джигиты направились к дому. Мать Зарбап угостила разбойников мясом, также подарила коня, надела шапан их предводителю и отправила обратно.

На холме, где ей открывалось невидимое для других, Мать Зарбап и похоронили. Никто не может назвать день и год ее смерти, но твердо знают, что это было летом.

Вот, что удалось узнать Ильясу Ахметову - прямому потомку Матери Зарбап в шестом колене. А сон... Конечно, в духе великого основателя теории психоанализа Зигмунда Фрейда можно порассуждать о том, что услышанные в детстве обрывки разговоров взрослых годами хранились в его подсознании, а потом в силу каких-то причин и биохимических реакций сложились в такое сновидение... Но вот стоит ли...

Пусть будет так, как это воспринял сам Ильяс, его родственники, далекие потомки тех, кто знал реальную мудрую, сильную женщину, получившую имя Матери не только двоих сыновей, но и всего рода, в который ее привел рано погибший муж. Рода, существующего и поныне, не забывшего и чтящего свою великую прародительницу.

Потомки Матери Зарбап облагородили территорию захоронения, поставили ограду, а жители села Свободное на сходе местного сообщества решили выделить деньги с общего контрольного счета наличности для вывоза мусора, который десятилетиями скапливался у подножия холма.

И еще одна есильская легенда. Скорее, не легенда. Быль. Такая красивая, трогательная. О любви и верности. О ней очень проникновенно поведал современникам старожил села Красивое Мубарак-аға. Его давно нет в живых, но память о девушке, бегущей по тонкому льду навстречу любимому, жива и поныне. И передается сейчас уже не только «из уст в уста», но и в бумажном, и цифровом формате. И записана очень мастерски, душевно.

Когда прочла: «По всей нашей вольной степи не было печальней истории, чем эта история любви Табии», вспомнилось шекспировское: «Нет повести печальнее на свете...».

«В давние времена, когда земля эта не знала ни бетона, ни металла, когда люди вольно кочевали по ней, как степные орлы, здесь, в долине Кызыл су остановился на летние месяцы хан Курманбек. Богаты были его стада. Скакуны его были так красивы, что не могли с ними сравниться даже лучшие лошади Когена, Туза, Коктобе, Кокбулака. Но самой большой ценностью Курманбека была его дочь Табия. Рассказывают, что когда она выходила из юрты, только утренняя заря могла сравниться с нею. Тонкий стан ее, нежная поступь, быстрый озорной взгляд больших, как у лани, глаз, брови - словно два крыла большой птицы и длинные косы, вьющиеся по спине, тонко позванивали вплетенными в них монетками, когда легко садилась она на своего любимого скакуна Найзагая. Она была прекрасная наездница. Говорят, у джигита, хоть раз увидевшего Табию, навсегда оставалась тоска в глазах», - так начинал свое повествование Мубарак-аға. А дальше рассказывал о том, что однажды на другом берегу Кызыл су расположился хан Елубай. И надо же было такому случиться, чтобы на следующее утро его красавец-сын Дидар повстречал Табию, скучающую на своем Найзагае. Остановился Дидар, пораженный небывалой красотой девушки, а потом пришпорил своего коня, догнал красавицу и только ветер да степь знают, о чем говорили они. «Но с тех пор, как говорят аксакалы, часто выезжала Табия на своем Найзагае в степь, и не доводилось им встречать глаз, более влюбленных и счастливых, чем у Дидара».

Какая неподдельная любовь к родной природе в следующих словах: «Осень пришла быстро и незаметно. Уже не грели землю так ласково лучи солнца, джайляу сменило свой зеленый ковер на желтое покрывало, птицы дружно собирались стаями, готовясь к отлету, и тонкий лед, как молоко кобылицы, покрыл реку. И нельзя было переехать ее ни вброд, ни по льду».

К сожалению, нам не удалось выяснить, кто записал сказание Мубарака-аға, но сделано это так мастерски, так красиво, что сокращать что-либо просто «рука не поднимается». Читается буквально на одном дыхании: «Долгими осенними вечерами стояла на берегу Табия, и глаза ее, устремленные на тот берег, были наполнены тоской и ожиданием, а на том берегу отчаянно и неудержимо металась тень Дидара.

Умолк голос Мубарака-аға, а затем зазвучал с новой силой: «Знаешь ли ты, дочь моя, что такое любящее сердце? Это большое сердце, наполненное отвагой, решимостью, мужеством. Эти двое, не выдержав долгой разлуки, однажды пошли навстречу друг другу. Они не чувствовали ледяного ветра, сбивающего с ног, не слышали грозного треска тонкого льда под их ногами.

Табия, протянув руки навстречу любимому Дидару, быстро пробиралась по тонкому льду и не заметила, что впереди, прямо перед ней зловеще блистала, как глаз мертвой верблюдицы, промоина. Шаг, еще шаг и руки коснутся любимых рук Дидара. И вдруг... Только темные круги расходились над головой Табии, всего лишь раз показавшейся в промоине.

По всей нашей вольной степи не было печальной истории, чем эта история любви Табии. С тех пор, говорят, поздней осенью, когда деревья сбрасывают свою листву, когда буйный ветер несет с полей ласковый шепот трав, здесь, на берегу Кызыл су, появляется призрак Табии с распростертыми к Дидару руками. С тех пор это место, где теперь расположено наше село, зовут Табия».

Умолк голос Мубарака-аға, а я все смотрю на реку, подернутую легкой дымкой, на прибрежные кустарники и возвышающиеся над ними сопки и думаю: как же богата ты, моя земля, как прекрасны люди, рожденные тобой, и все это - вечно!».

Нет сомнений, что так же думает, те же чувства испытывает каждый, кто узнал об этой истории любви. Независимо от возраста, национальности. Ведь было это не где-то «за высокими горами, темными морями», а здесь, на этой земле, где родились нынешние есильцы, по этим степям неслась Табия на своем скакуне навстречу любимому, на этой с детства знакомой реке, она увидела его в последний раз.

Земляки не забывали об этом никогда. Опять же точную дату этого трагического события сейчас установить невозможно. На все наши расспросы ответ мы получали один: «В дореволюционное время». Но могилу девушки Табии бережно охраняли и в начале 50-х годов прошлого века. В годы целинной эпопеи одиноко стоящий в степи холмик перепахали. «Народ молчать не стал, возмутились, - рассказывает специалист акимата Красивинского сельского округа Тота Абдрахманова. - Восстановили, огородили, памятный знак поставили. Влюбленные красивинцы и сейчас туда приходят».

А в апреле этого года воспитанницы Есильского детского дома Анастасия Морева, Валентина Орлюк, Елена Максимова и Валентина Моорг рассказывали и о Матери Зарбап, и о девушке Табие в Санкт-Петербурге на международной научно-практической конференции «Новые технологии и педагогическая практика. Россия-Казахстан: взгляд в будущее молодых исследователей».

Анастасия Морева на суд жюри представила проект «Сакральные места Акмолинской области». Конечно, девушка рассказывала о 10 сакральных объектах нашей области, вошедших в республиканский реестр «100 общенациональных святынь». Но разве могли наши землячки не рассказать и о событиях, происходивших когда-то на их малой родине - есильской земле. Тем более, что о легендах этих они узнали не из книг, а из рассказов старожилов, с которыми беседовали долго. По словам девушек, подготовка научного проекта шла буквально «на одном дыхании», ведь это так интересно и нужно - познавать, изучать то, что должно свято храниться в сердце каждого.

Вот так, интуитивно, без изучения специальной научной литературы, коей множество, молодые исследователи и подошли к сути понятия «сакральное», буквальный перевод которого с языка происхождения - «священное, посвященное Богу». То есть то, что имеет отношение к божественному, иррациональному, мистическому, отличается от обыденных вещей, понятий, явлений.

История земной любви Табии и Дидара тоже отличается от обыденности. Земная, но великая, потому что истинная, высокая, вечная, от которой и сегодня душа трепещет. О которой так важно знать и помнить нынешним их ровесникам. А пример Матери Зарбап, окруженный мистическим ореолом, - это пример бесстрашия, служения семье, народу, родной земле.

Сегодня мы уже убедились в важности и высокой эффективности одного из ключевых проектов программы «Рухани жаңғыру» - «Сакральная география Казахстана». Его разработчики говорят о том, что детально изучили идею французского интеллектуала Пьера Нора, который выдвинул концепцию мест памяти. Они пробуждают в людях воспоминания о прошлом, гордость за историю своего народа.

- В сакральную географию входят места, которые наш народ считает особо почитаемыми. Мы опирались на три источника. Первый - традиции и народные предания. Они существуют с незапамятных времен и придают тому или иному объекту сакраль-ность, определяют место паломничества и поклонения, - говорит в одном из интервью руководитель научно-исследовательского центра «Сакральный Казахстан», кандидат политических наук Берик Абдыгали-улы. - Сакральные места связаны с энергетикой мест и людей, которые здесь захоронены. Люди едут обрести энергию, для очищения, просят у Бога и Вселенной что-то, проводят различные ритуалы. Есть случаи исцеления. Наука этого объяснить не может.

Единое, трепетное отношение к сакральным местам, независимо от того, вошли они в республиканские или областные реестры, или нет, воспитывает, сплачивает, объединяет. Помогает нам в эпоху всеобщей и подчас искусственно форсированной, даже агрессивной глобализации сохранить свою самобытность, свое лицо. Не утратить великие ценности, воплощением которых стали герои легенд и преданий.

Так, по словам Президента, и формируется «Особое отношение к родной земле, ее культуре, обычаям, традициям - важнейшая черта патриотизма. Это основа того культурно-генетического кода, который любую нацию делает нацией, а не собранием индивидов».

Нина МИТЧИНОВА.

Фото Ермурата ДОСУМОВА.

Есильский район.

GD Star Rating
loading...
GD Star Rating
loading...

Другие статьи по этой теме

Души полет и сердца доброта… «Жомарт жүрек-2018» Человек с добрым сердцем не может пройти мимо тех, кто нуждается в поддержке, кому нужна помощь. Он неравнодушен к судьбе своей м...
Высокое звучание дел героя Научно-практическая конференция В рамках реализации программной статьи Главы государства Нурсултана Назарбаева «Взгляд в будущее: модернизация обще...
ОБЩЕНАЦИОНАЛЬНЫЙ ДИКТАНТ: ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЕ ИТОГИ: Латиница. П... Латиница. Первый опыт Как сообщила руководитель областного управления по развитию языков Марал Джакупова, в состоявшемся 14 ноября т.г. общенациональ...
К 103-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ МАЛИКА ГАБДУЛЛИНА: Гордость за с... ПРЕЗЕНТАЦИЯ КНИГИ Гордость за сына Великой степи Фонд музея Малика Габдуллина пополнился еще одним ценным экспонатом - экземпляром книги-альбома «Ма...
ОБЩЕНАЦИОНАЛЬНЫЙ ДИКТАНТ: На языке, нас объединяющем, Справи... На языке, нас объединяющем Вчера в стране состоялась первая республиканская акция, направленная на популяризацию и широкое распространение алфавита...