И не прервется связь времен

Түлға: Земляки
В 1906 году во вторую Государственную Думу от кочевого населения Акмолинской области был избран….

Правильный ответ на этот вопрос ЕНТ по истории Казахстана — Шаймерден Косшыгулов. Человек, который за свою недолгую жизнь сумел так много сделать для своего народа, для будущей независимости родной страны.

— Мы знали, что дед у нас знаменитым был, но чем занимался, чего достиг, за что пострадал, нам долго не говорили. В семье такой запрет был, боялись, — рассказывают его внуки Ерик и Серик Шаймерденовы. Старший из них — Ерик Абрашитович — был совсем ребенком, но хорошо помнит, как в середине 60-х годов прошлого столетия в аул приехала целая группа ученых из Алматы: «Тогда еще были живы старики, которые деда помнили, рассказывали им много. Уехали историки и… тишина. Так ничего и не опубликовали». Видимо потому, что годы, вошедшие в советскую историю как «оттепель», закончились. Возможно еще и потому, что даже в это недолгое время проблесков гласности религия у властей все еще была в категории «опиум для народа».

— Мама — племянница Шаймердена Косшыгулова — говорила, что в народе его называли Шайке мулла, — рассказывает главный врач Акмолинской областной больницы Серик Аяганов.- Он был крупным общественным деятелем, заметной фигурой среди мусульман Российской империи, очень просвещенным человеком в области ислама. Но об этом мы узнали только после обретения Независимости. Тогда стали появляться первые статьи и книги о нем.

Родился Шаймерден Косшыгулов в 1874 году в Котуркольской волости (в него входила и территория нынешнего района Биржан сал) Кокчетавского уезда Акмолинской области. Учился в медресе. Его учителем, духовным наставником был Науан Хазрет, чье имя носит сейчас новая мечеть в Кокшетау. Окончив медресе, Шаймерден Косшыгулов сам начинает работать в нем учителем.

Его авторитет среди народа был очень высок. Проповедуя и защищая ценности ислама, мулла Шайке не мог не заняться политикой. Только так можно было противостоять насильственной христианизации, аграрной и переселенческой реформам царской империи. Не призывая народ к насильственным действиям, вместе с Науаном Хазретом писали письма известным лицам области с просьбой понять и поддержать их. Реакция последовала незамедлительно. Преследования, обыски у него и в домах его сторонников… Сохранились документальные подтверждения того, что во время одного из них нашли письмо Шаймердена Косшыгулова в доме великого Абая, в котором он призывал «вместе поднять знамя единства, бороться за честь и достоинство казахского народа».

В   1903   году — ссылка в Западную Сибирь  вместе  с Науаном Хазретом под   контроль Иркутского   генерал-губернатора. Оттуда — в Якутию. Идеологи   будущей   партии   «Алаш» Алихан Букейханов и Мамбет-Али Сердалин добиваются их освобождения.

В 1906 году Шаймерден Косшыгулов принимает участие в общероссийском съезде мусульман в Нижнем Новгороде. Земляки избирают его депутатом первой Государственной думы. Под предлогом «не владеет государственным языком» власти народного избранника не зарегистрировали. Первая Государственная дума просуществовала недолго, была распущена. И вновь жители Акмолинской области доверяют ему представлять их интересы уже во второй.

Ему было всего 32 года, когда он окунулся в бурную политическую жизнь столицы Российской империи. В ней он принимает самое активное участие, на свои средства издает приложение «Серке» к газете «Улфат», редакцию которой возглавил Абдрашит Ибрагимов. В первом номере опубликовано стихотворение Миржакипа Дулатова «Жастарға» под псевдонимом Аргын. Дальнейшее издание газеты власти запретили.

В 1907 году по поручению Букейханова отправляется в Турцию, где встречается с руководителями правительства и парламента. Через одну из турецких газет обращается к Николаю II все с той же целью — отстоять интересы казахского народа.

При этом он не только выступал с призывами к просвещению, усвоению хорошего, полезного опыта, но много делал для этого сам. В родном ауле Когам (район Биржан сал) построил первую русско-казахскую школу, колодец, от которого проложил пусть самый простой, но невиданный по тем временам водопровод. По словам его внуков, первую баню построил, париться любил.

Как он — человек не бедный — встретил Советскую власть, наверное, уже не узнаем. Его супруга Мауйзира детям и внукам своим никогда об этом не рассказывала. Боялась, щадила. О том, что и в это время он был защитником своего народа можно судить по тому факту, что в 1931 году его арестовывают. После предшествующего аресту обыска рядом с домом жгли книги из его богатейшей библиотеки. И старинный Коран, страницы которого золотом были прошиты, не пощадили.

Более года мулла Шайке проводит в застенках.

«Нахожусь в Петропавловской, так называемой «белой» тюрьме. Но, даст бог, это ненадолго и приеду домой. Поручаю тем, кто сегодня «на коне», находится у власти, будьте справедливы к людям, присматривайте и за моей семьей», — пишет он оттуда. Шаймердена Косшыгулова действительно освободили, но приехавший за ним брат нашел его едва живым, среди трупов.

Привез в родной аул, но здоровье 57-летнего мужчины было подорвано окончательно. От перенесенных лишений он так и не оправился. В ауле свирепствовал голод.

— Приехали казахи из Омской области, — рассказывают его внуки. — Посмотрели: «Ты здесь не выживешь, у нас спокойнее». Увезли его вместе с большой семьей. Окружили заботой, помогали, но лучше ему не становилось. Кончину свою предчувствовал. — Бабушка вспоминала, что он сказал ей: «Я уже не доеду, а ты с детьми возвращайся на родину. Пока я жив, тебе в дороге каждый поможет», — с болью рассказывают сыновья младшего сына Абдрашита. — Через несколько месяцев его не стало.

Мауйзира хранила верность любимому мужу всю свою жизнь, поставила на ноги пятерых сыновей.

— А ведь была из такого богатого рода, что в молодости даже чай себе не должна была кипятить, — говорит ее любимец внук Ерик Абдрашитович. — Она всегда говорила, что я больше всех на деда похож. Всему научилась, работала в эти трудные годы, как все. Но даже в старости была очень красивой. До самой ее смерти в 1963 году слово бабушки было законом и в семье, и в ауле. Она мудрая была, справедливая.

Два сына в Великую Отечественную войну ушли на фронт. Старший пропал без вести в Белорусии, долго хранили письмо, в котором сообщали, что за проявленную смелость был награжден именным оружием. Второй всю войну прошел, вернулся. Младший Абдрашит все мечтал найти могилу отца. Оградку, памятник приготовил. Не успел. Ушел из жизни в том же возрасте, что и отец. Эту ограду дети на его могиле и поставили. А они уже и не знали, где дед похоронен. И спросить было не у кого. Но о желании отца помнили всегда.

Помог случай: «В аул Мамай приехали казахи из Омской области. Говорят: «Неужели у такого великого человека потомков нет. У нас его чтят, как святого. На могиле уже земли не осталось, русские, казахи горстями берут на лечение».

Два года назад внуки поехали на могилу деда. «Святое дело делаете», — сказали пограничники на таможне, спросившие про цель визита. Искать долго не пришлось, знали, что могила находится на границе Исилькульского и Москаленского районов. Вокруг — ни одного поселка. Точную дорогу указал первый встречный пастух: «Меня Шаймерден зовут. В честь вашего деда назвали». Все два дня, что могилу огораживали, памятник ставили, был с ними. Помогал не только он, на поминальном обеде внуки благодарили омских казахов за бережно хранимую добрую память о нашем великом земляке.

Ерик и Серик Шаймерденовы, все внуки и правнуки нашего знаменитого земляка благодарны местным исполнительным органам власти района Биржан сал за помощь в установке бюста в школе аула Когам, названной именем Шаймердена Косшыгулова. Это славное имя носит сегодня и одна из улиц нашей столицы.

А внучатому племяннику депутата второй Российской Государственной думы от Акмолинского уезда Серику Аяганову в его бытность сенатором Парламента Казахстана от Акмолинской области довелось выступать с той же трибуны в бывшей столице Российской империи в Санкт-Петербурге, с которой более 110 лет назад Шаймерден Косшыгулов защищал интересы казахского народа.

— Сессии Межпарламентской ассамблеи стран СНГ проходят именно в том зале, сохранившемся абсолютно в том же виде, — рассказывает Серик Акпенович. — Представляете, каково мне было воочию увидеть портрет своего дяди, табличку с его именем на отведенном для него месте. — Конечно, выступая, я рассказывал о нем и о том, как развивается сегодня парламентаризм в нашей стране.

Имя Шаймердена Косшыгулова из числа тех, о которых сегодня говорят «Возвращенные имена». Возвращенные, благодаря тому, что идеи, приверженцем которых был наш великий земляк, воплотились в суверенном Казахстане. Благодаря историкам, проведшим большую исследовательскую работу. Благодаря его потомкам, для которых «И не прервется связь времен» не просто красивая фраза.

Нина МИТЧИНОВА.

Фото Айбека ДАНЬЯРОВА.

GD Star Rating
loading...
GD Star Rating
loading...
И не прервется связь времен, 10.0 out of 10 based on 1 rating

Другие статьи по этой теме

Квест для скаутов На днях в ДОЦ «Звездный» Бурабайского района был разбит палаточный лагерь скаутского движения «Жалынды болашақ». 150 учеников общеобразовательных шк...
Пополнен фонд музея В Акмолинском областном историко-краеведческом музее состоялась встреча воинов-интернационалистов, сотрудников культурных учреждений и журналистов рег...
Труд и слава Ултая Память В честь 10-й годовщины Независимости Республики Казахстан Глава государства Нурсултан Назарбаев наградил Благодарственным письмом крупнейшего ...
Вечная поэзия Абая В Зерендинском районном Центре по изучению языков состоялось заседание круглого стола по теме «Вечная поэзия Абая», посвященное 173-летию великого м...
БИБЛИОТЕКА И ФОНД ПЕРВОГО ПРЕЗИДЕНТА ОБЪЯВЛЯЮТ КОНКУРС ДЛЯ Ж... Библиотека и Фонд Первого Президента Республики Казахстан - Елбасы объявляют открытый творческий конкурс «Независимость Казахстана и Елбасы» среди раб...