Когда и в 85 сердце поет

035-8-1Золотой фонд области
Достойному представителю когорты знаменитых целинных директоров, опытнейшему и грамотнейшему хозяйственнику, кавалеру орденов Ленина, Дружбы народов, Трудового Красного Знамени и «Знака Почета», большому другу нашей газеты, одному из ее интереснейших, обладающих энциклопедическими знаниями авторов Владимиру Дмитриевичу Корябкину - 85. Но для него столь внушительная цифра - лишь дата в паспорте, в жизни же это открытый и неравнодушный ко всему человек, убежденный патриот и оптимист. Как всегда, он полон интересов и планов, пишет статьи, выпустил книгу, готовится к дачному сезону, декламирует стихи и поет в хоре ветеранов. «Жизнь продолжается...», - с этой своей коронной фразы и начал он юбилейное интервью нашей газете.

- Я только что вернулся из своего родного Злато-полья, где директорствовал многие годы, там устроили из презентации моей недавно вышедшей книги «Время выбирает нас» такую незабываемую встречу с сельчанами, что крылья выросли: столько доброго от них услышал, ощутил, что не зря прожил жизнь, память народная - она повыше палат каменных будет, это высшая награда.

Я приехал на целину по порыву сердца, молодым специалистом с красным дипломом, сразу по окончании Тимирязевской сельхозакадемии в 1955 году.

Это было незабываемое время всеобщего трудового энтузиазма, когда действительно сказка становилась былью, и все было по плечу. Мы трудились и без выходных, и по ночам - ни себя, ни времени не щадили. А если механизаторы ночью в поле хлеб убирают, то и агроном должен быть рядом. Заканчивается, к примеру, уборка на последнем поле, и все 40 комбайнов там, за первенство борются. Как мне не поддержать их? Мои знания, на целине, как нигде, нужны были, и я к ним всегда стремился. Даже в академию с собой привез два мешка книг, где только 10 томов малой советской энциклопедии, моей ровесницы, выпуска 1930 года. Я ее вызубрил чуть ли не наизусть еще во время войны, когда не до учебы было, эти тома и стали моими первыми университетами. Даже попал сюда благодаря энциклопедии, прочитав в ней, что есть такой Боровской край с чудо-озерами. Предлагали научную работу, но я решил к ней позже вернуться, что и сделал, окончив со временем заочно аспирантуру. Когда из Москвы сюда приехал, мне 25 лет было, четверо суток добирался в вагоне, а потом еще четыре часа на полуторке трясся до Щучинска. Сразу меня в Веденовскую МТС определили, потом главным агрономом совхоза «Золотой колос».

Внедрять новое приходилось непросто. Хорошо помню первую весну 1956-го, как 1 мая колонна передовых механизаторов, что раньше других отсеялась, победителями курсировала по району, «утирая нос» другим. Хотя за этот безграмотный тогда «подвиг» по-хорошему их судить надо было. Я же с севом не торопился, за что выслушал в свой адрес много нелицеприятного, наступали открыто: «Почему мы не сеем? Этот молокосос оставит нас без хлеба!». Мы начали сев 14 мая, и это здорово отразилось на урожае, плюс подготовка земель, семян лучшего тогда сорта, паров. В 1958 году получили наивысший по району урожай -16,5 центнера с гектара. А почему вырвались вперед? Ушли от работы по-старинке, стали закладывать основы новой агротехники. Считаю и сегодня, что моя заслуга не в том, что целины столько-то вспахал (это и без меня люди делали, еще и на год раньше), я пробивал путь новому, передовому. Еще в академии селекционер и новатор, дважды Герой Соцтруда, признанный лидер урожайности Терентий Мальцев читал нам лекции о том, что в условиях Сибири надо в середине мая начинать сев и в конце заканчивать, пары оставлять до 20 процентов, пахать безотвально, на чистых землях, подпарках, ограничиваться двукратным лущением стерни. Потом в 1961 году я впервые встретился с «главным агрономом целины», как его называли, директором Всесоюзного института зернового хозяйства Александром Бараевым и стал его последователем. Съездив за опытом в Канаду, он создал новейшую систему сельхозорудий, и в стране началось производство противоэрозийной защитной техники, что очень помогло селу.

...Я доволен тем, как я жил, хотя и невезения было много. Агрономия - это ведь всегда риск. Вот в 1969 году вырос невиданный урожай, громадные валки, 60 процентов их обмолотили, и вдруг пошел дождь со снегом и лежал толщиной в 20 см до ноября. И вместо того, чтобы заниматься зимовкой, мы переворачивали валки, собирали зерно, потому как был такой закон: что вырастил - убери. Или в 1972 году, на отменных полях в конце июля прошел полосой какой-то туман, и наш колос, как подменили: урожай шел на 25

центнеров с гектара, а получили лишь 16. Но руки не опустили: на следующий год и о семенах лучших позаботились, и подготовили землю, обработку тщательно провели. Налицо все предпосылки получить хороший урожай, и он не заставил себя ждать.

- В своей книге Вы написали, что не хлебом единым жила в те героические целинные годы молодежь, что душе петь хотелось...

- Да, мы работали с большим энтузиазмом, но всегда у нас была и отдушина. Не успел на целину приехать, как меня избрали секретарем комсомольской организации МТС. А комсомольцы были разбросаны по всем 12 селам, вот и попробуй всю эту армию расшевелить. Надо было личный пример показывать, вот и стал сам даже в хоре петь. А иначе кто запоет? Вначале шли с неохотой, а потом - отбоя не было. Наша самодеятельность одна из лучших в районе стала.

МТС окружал сосновый бор, он защищал и радовал село, но был обречен: скотина там постоянно паслась, подрывая его. И комсомол проявил инициативу-бульдозером выравняли рядом с соснами поле, посеяли травы, чтобы потом там играть в футбол, соорудили волейбольную площадку, а сам этот бор ого родили. Ион живдо сих пор!

Что еще удивительно, в те времена приезжали на целину люди самые разные, даже с уголовным прошлым, а вот преступлений не было, и двери в домах не запирались. Спорт, самодеятельность отвлекали от плохого. Хотя и электричества не хватало, и керосиновые лампы в домах, в магазинах - сплошной дефицит, но энтузиазм был массовым. Настолько мы все верили в это лучшее будущее, которое строили своими руками.

- Весной 1963 года Вам дали один из самых запущенных совхозов в надежде на то, что справитесь, посчитав, что Ваши знания здесь нужнее. Как начинали?

- Златополье тогда выглядело удручающе, убытки, старая техника, солонец. Год бесснежный, поля голые, а на них идет сев уже в конце апреля. Я сразу его приостановил до середины мая, заявки оформил на новую технику, а еще сделал ставку на свои кадры, отказавшись от завоза комбайнеров. Этой профессии мы начали обучать всех своих трактористов. И вскоре хозяйство стало лучшим, а потом и образцовым. Это были революционные преобразования. Громадная работа началась и по специализации, концентрации животноводства, укрупнению ферм. В своей книге я все это подробно описываю, давая практические советы молодым хозяйственникам - бери и действуй! Животноводство ведь сразу давало убытки: в стаде обнаружили бруцеллез, и мы начали его оздоравливать, три раза со слезами на глазах сдавали всех своих высокоудойных буренок, но своего добились - через три года молоко пошло первым сортом. И в свиноводстве доказали, что оно может быть прибыльным при научном подходе. Сейчас хвалятся заморскими коровами, а мы за 10 лет в своем хозяйстве ни одной телки не завезли, а фермы все стали племенными, потому что применяли искусственное осеменение от краснодарских быков, более крупных и продуктивных. Мы даже стали продавать телят. Вот что такое целенаправленная племенная работа! Хозяйство назвали опытным, показательным.

Нельзя не сказать и об этом. В нашей работе есть главная заповедь - всегда быть лицом к труженику. Одно дело повелевать, а другое - когда у тебя есть соратники. Тогда любая трудность преодолима.

- Окинув прожитое взглядом, о чем сегодня думается?

- Я твердо убежден, что светлого в жизни больше, чем темного. И надо радоваться каждому дарованному тебе дню, всегда оставаться оптимистом, занимать активную жизненную позицию, что и стремлюсь делать. Меня до глубины души тревожит судьба аулов и сел, носителей не только хлеба насущного, но и генофонда духовности и культуры, которые ко всему прочему надо сохранять еще и как животворный источник нашей нравственности. Любовь к земле в нас с молоком матери. Не зря утверждали мудрецы, что земледелие - первое и самое важное из искусств, без него не было бы ни королей, ни поэтов, ни философов, истинное богатство достается только землей. Это романтика всей моей жизни.

Несмотря на возраст и болячки, продолжаю трудиться на даче, даже «хорохорюсь» (хожу на хор), читаю стихи и пишу в газеты. Одним словом, не отсиживаюсь в стороне, а как патриот, все устремления направляю на то, чтобы расцветал и здравствовал наш родной Казахстан. К чему призываю и своих коллег по возрасту.

Беседовала Александра ЮРЬЕВА.

Фото Айбека ДАНЬЯРОВА.

 

GD Star Rating
loading...
GD Star Rating
loading...

Другие статьи по этой теме

Из поколения созидателей 75-летний юбилей - поистине время зрелости и мудрости. Недавно эту замечательную дату отметил председатель Кокшетауского городского филиала ОО «Орга...
В чем сила обаяния Зуры Шуатаевой... Весь активный жизненный и трудовой путь Зуры Кулмурзиновны Шуатаевой, которая в эти дни отмечает свой 80-летний юбилей - путь служения людям. 43 год...
Ее персональный код Кем мог стать человек, рожденный первого сентября, да еще и в семье учителей? Ну, конечно же, учителем. Сегодня Зере Киикова говорит, что профессия эт...
Говорим ПК «Ижевский», подразумеваем…... - Вы и птичники хотите посмотреть? Скоро диспетчер отключит в них освещение. Если этого не сделать вовремя, минус 20% от яйценоскости на завтра, а э...
Первым делом были самолеты. А главным — стала медицина... «Даже дети обожают рассматривать картинки, что уж говорить о взрослых. Так что работа у меня очень интересная», - так шутит врач-рентгенолог областног...

!!! Комментарии рассматриваются редакцией, но на сайте не публикуются. В качестве комментария можно задать вопрос, высказать свои замечания и пожелания. !!!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *