Война и мир ветерана Тимофеева

005-4-1В Казахстане остались семь с половиной тысяч участников и инвалидов Великой Отечественной войны. Такие данные в преддверии Дня победы в 2013 году сообщили в Министерстве труда и социальной защиты населения. В Есильском районе сегодня десять ветеранов. Один из них - Михаил Тимофеев.
- До сих пор ругаю Гитлера. Из-за него я восемь лет провел на чужой земле. Без дома, без семьи. Сколько полезного можно было сделать за это время. Как бы мы жили уже в сороковые годы, если бы не война, - с горечью говорит Михаил Павлович.
Родился он в 1926 году в бывшей Чкаловской области. Простая рабочая семья очень часто переезжала с места на место, пытаясь спастись от голода, прокормить детей.

- Хорошо помню Бугуруслан. Там в голод «ходил по хатам» - просил хлеба. Шустрый был, сумку всегда быстрее других набирал, - даже о таком нелегком детстве пожилой человек вспоминает с улыбкой. - На Дальнем Востоке за хлебом ходил несколько километров, мать всегда меня посылала. Во второй половине 30-х годов приехали в Казахстан, на территорию нынешней Акмолинской области. И уже навсегда. Строили железную дорогу в Жалтыре, жили в огромных брезентовых палатках, в каждой из которой размещались по 20-30 семей. Дети учились в интернатах.

Говорить о детстве поколения, которому выпала военная доля, надо уже для того, чтобы понять истоки их характера, отношение к войне. Ведь война — это не только боевые действия, а труд без перерыва: ратный, опасный, тяжелый, но труд. А трудиться поколение нынешних ветеранов умело с детства. И именно умение трудиться на совесть становилось главным для людей, которые знали цену куска хлеба и трудовой копейки.

Известие о войне семью Тимофеевых застало уже в Есиле.

- Хорошо помню митинг. Проходил там, где сейчас акимат находится. Что говорили подробно, конечно, не помню. Но мы с пацанами очень переживали, что на фронт не успеем, потому что каждый выступающий говорил, что врага разобьем очень быстро. А вышло по-другому, - вспоминает сегодня Михаил Павлович. - Пятый класс не окончил. Пошел работать вместе с отцом на железную дорогу. Работали наравне со взрослыми. Тогда все так трудились. А осенью 1943 года на семейном совете решили, что больше меня дома все равно не удержишь, разрешили пойти в военкомат.

Так что «забрали на фронт» - это не о Михаиле Тимофееве. Семнадцатилетний паренек ушел на фронт добровольцем.

Родители, как смогли, устроили проводы.

- Дядя Максим говорит: «Выпей, ты же знаешь, куда идешь, убить могут». А я ему: «А, что, если выпью - не убьют?» И не стал, - такое отношение к спиртному Михаил Павлович сохраняет, дожив до 87 лет.

Сборный пункт в Акмолинске, оттуда - в Аягуз, что под Алматы - учиться военному ремеслу.

- Гоняли нас здорово. Воевать - это же не в игрушки играть. Винтовки, пулеметы, автоматы, атаки... Все в очень ускоренном темпе. Учиться надо было, мы это понимали, трудиться нам не привыкать. Но вот к холоду и голоду привыкнуть нельзя, - Михаил Павлович рассказывает о пережитом так, как будто все происходило вчера. - Мы не жаловались даже друг другу, мирное население и этого не видело. Там я в комсомол вступил. Рвались на фронт. Одна партия уехала - меня не взяли, вторая - опять меня не берут. А причина была в моем малом росте. Это я уж на фронте подрос. А тогда винтовка без штыка была выше меня.

Свой выбор на невысоком, но крепком и смышленом пареньке сделал инженер авиации, отвез его и еще несколько парней в Жамбыл, где он за несколько месяцев освоил мастерство моториста (так тогда называли авиатехников) и, наконец, на фронт.

До конца войны оставалось больше года. К месту назначения в город Росток, что в Восточной Германии, добирались через белорусский Минск и польский Белосток. Кирзовые сапоги обменять на хлеб было легче, чем выданные при отправке талоны. Так и приехал в 69-й особый авиационный полк без сапог.

- От пехоты мы не отставали. Передвигались за ними след в след. Кровь в госпитали перевозили, партизан перебрасывали через линию фронта. И не только советских партизан, но и чешских, словацких. Обслуживали наши секретные посты. Летать приходилось вместе с пилотом. А набирать высоту выше 100 м на самолетах ПО-2 не разрешалось, вот и вертишь головой по сторонам, чтобы вовремя заметить опасность. Стрелять, убивать приходилось. О смерти не думали, думали о победе, - Николай Павлович говорит о том, что жалости к врагам, конечно, не было. - Ты не убьешь, тебя убьют. Это же война.

Но и не было, по словам ветерана, испепеляющей, сжигающей ненависти.

- Немцы, как и все люди, разные. Дети ни в чем не виноваты. Людей обмануть легко. Я в этом сам убедился, когда полк дислоцировался в Польше. Нас окружили женщины и давай спрашивать, правда ли, что вы в Советском Союзе живете все вместе под одной крышей, из одного котла едите, все вместе спите? Говорим, что это ерунда — не верят, - Михаил Павлович и сегодня не может скрыть своего удивления. - Ну, разве так можно людям головы дурить?

Война шла к концу. Из Польши полк перевели в Восточную Пруссию. Города, села -пустые. Кажется, ни души. А стреляют непонятно откуда, из-за угла. Сколько наших бойцов так полегло... Предостерегали, охраняли друг друга. Во многих фильмах правильно показывают, - ветеран все фильмы о войне оценивает с позиций «так и было» и «было не так».

Уже под Берлином услышали, что зенитчицы стреляют, побежали на помощь, а они хохочут, прыгают. Самолет летит низко-низко, и оттуда через рупор: «Война закончилась, немцы капитулировали!»

Вкуснее пельменей, которыми повара кормили 9-го мая 1945 года, Михаил Павлович, по его словам, ничего не ел.

Все шесть лет после Победы так и обслуживал самолеты, учил молодых мотористов. А в родной Есиль он вернулся только в 1951 году после демобилизации. И снова - труд. Только уже мирный. Женился, брался за любую работу. В 1956 году получил водительское удостоверение. И до самого выхода на заслуженный отдых водителем и проработал. Вместе с женой Галиной Марьяновной вырастили четверых детей. Не так давно получил благоустроенную квартиру в новом доме. Подтянутый, энергичный, общительный. Дети и внуки заботятся о нем.

Чем меньше становится ветеранов Великой Отечественной, тем важнее становится выслушать, запомнить, сохранить то, о чем они говорят. Ведь никакое, даже самое важное историческое событие не может вечно оставаться в восприятии народа на одной волне. Сменяются поколения, наслаиваются новые впечатления, и то, что было жизнью народа, становится для молодых людей просто одним из параграфов учебника.

Сегодня Великая Отечественная война (во многом «благодаря» современным фильмам о ней в жанре боевиков) - становится набором ограниченных и противоречивых штампов. За пределы этих штампов становится выйти все сложнее. И до тех пор, пока здравствует хоть один ветеран Великой Отечественной войны, и после этого тоже мы должны помнить о ее суровых уроках.

Нина МИТЧИНОВА.

Фото Айбека ДАНЬЯРОВА.

На снимке: Тимофеев Михаил Павлович.

GD Star Rating
loading...
GD Star Rating
loading...

!!! Все комментарии проходят предварительную модерацию администратором сайта. Комментарии, содержащие ненормативную лексику или оскорбительные выражения, редактируются или не публикуются, по усмотрению модератора. !!!

Добавить комментарий

Другие статьи по этой теме

Курская битва К 70-летию Великой Победы Курская битва, длившаяся с 5 июля по 23 августа 1943 года, вошла в историю как одно из крупнейших событий второй мировой во...
История в судьбах людей В Аккольском районе состоялась презентация книги «Аккольцы на фронте, в тылу и в наши дни», автором которой является ветеран, президент клуба «Долгожи...
Доблестью предков гордятся потомки... Все дальше от нас уходят грозные годы Великой Отечественной войны, но в благодарной памяти детей, внуков и правнуков останется глубокая признательност...
Точная копия Знамени Победы есть в «Балдаурене»... В нашей области есть точная копия Знамени Победы. Она бережно хранится в закрытом стеклянном стеллаже в республиканском учебно-оздоровительном центре ...
Из звуковой разведки в СМЕРШ Проходят годы, забываются многие события. Но в памяти народной навечно сохранятся годы Великой Отечественной войны, показавшей всему миру высокий дух ...