«Фамилия» значит-«семейство»

132-4-1В Международной энциклопедии «Лучшие люди Беларуси, Казахстана, России» есть статья, посвященная нашему земляку из поселка Жаксы Сергею Хвану. Эту высокую честь заслужил он всей жизнью своей, безупречной работой, активной гражданской позицией.
Разговаривая с этим неординарным человеком, я ловила себя на мысли о том, что стыдно нам сегодня сетовать на судьбу, переживать из-за проблем, которые по большому счету проблемами-то и не являются.

Родился Сергей Корнилович в 1928 году во Владивостоке.

— Матушка умерла, когда мне было четыре дня. Отец был чекистом. Бродил где-то в Китае. О моем рождении и о смерти жены долго не знал, — рассказывает много переживший и повидавший человек. — Спасибо людям, не бросили, передавали меня из рук в руки, из семьи в семью. Чуть подрос — отдали в детский дом. Меня разыскал дядя моего отца. Усыновил. Он и его жена Домна Павловна — очень порядочные, достойные люди. Они стали для меня хорошими родителями. Заповедь приемного отца я старался передать своим детям: «Главное — хорошее образование, надо знать больше, уметь делать что-то лучше других. Тогда всегда будешь нужен людям, не пропадешь, где бы ни жил».

В октябре 1937 года семья Хван, как и семьи тысяч и тысяч корейцев, по росчерку пера всесильного советского диктатора оказываются в Казахстане. Село неподалеку от Уральска. — Трудно было всем. Нам поначалу особенно. Но люди помогали и у отца моего руки золотые, плотник хороший, строитель. Это и спасло, — рассказывает о своем детстве Сергей Корнилович. Сам он подростком работал прицепщиком тракториста. В простой рабочей семье царил культ знаний. И Сергей Корнилович получает высшее образование, становится учителем истории.

В августе 1949 года по распределению приезжает в Жаксынский (тогда Есильский район Акмолинской области), приходит в школу и работает в системе образования больше сорока лет. Директор школы, заведующий районного отдела образования… Какие бы должности Сергей Корнилович ни занимал, всегда оставался Учителем в изначальном высоком смысле этого слова.

— Очень люблю детей. Особенно сельских. Какое у них стремление не к диплому, а к знаниям, хорошему образованию. Работая учителем, я всегда был классным руководителем. Помню каждый свой выпуск. Были годы, когда в вузы поступали абсолютно все наши выпускники. Как жаль, что современная система ЕНТ развивает только память, и убивает в детях стремление стать по-настоящему образованным человеком, — сравнение Сергея Корниловича прежней и нынешней систем школьного образования совсем не в пользу постоянно реформирующегося современного.

О взаимоотношениях с учениками можно судить по такому эпизоду. Валя Ткаченко — выпускница 1950 года недавно приезжала к своему учителю из Тюмени. — Мама ее работала уборщицей. После гибели на фронте мужа осталась с тремя детьми. Все выучились, Валя стала инженером. В один из прежних приездов Вали поехали с нею в ее родное село. А на памятном обелиске погибшим во время Великой Отечественной войны односельчанам имении ее отца не оказалось. Она очень расстроилась. Я пошел в военкомат, подняли архивы, досадную ошибку исправили. Пусть теперь приезжают сюда Валины дети и внуки. Пусть помнят о деде, которого никогда не видели, пусть не забывают, откуда они родом, где их корни, — вспоминает Сегей Корнилович.

О своих корнях не забывают ни он сам, ни два его сына, ни пятеро внуков. Все они выросли достойными людьми, живут на приютившей и взрастившей казахстанской земле.

Жены Сергея Корниловича Екатерины Газизовны — татарки по национальности — не стало в 1997 году. Сам он вместе с семьей сына Вадима так и живет в доме, который построил своими руками в 1960 году. Вадим Сергеевич и его русская жена учительствуют в Жаксынской школе. Жан Сергеевич с женой украинкой живет совсем неподалеку в г. Есиле. Я намеренно акцентирую внимание на межэтническом характере их браков. Иных-то, наверное, и быть не могло по очень простой причине: даже сегодня во всем Жаксынском районе живут 26 этнических корейцев. На вопрос о том, как они определяют свою национальность, не только сыновья, но и внуки Сергея Корниловича уверенно отвечают: «Мы корейцы». Они не знают родного языка, очень редко общаются с соплеменниками, никогда в семье не шла речь о том, что в паспорте надо указать именно эту национальность. Но, не раздумывая, делают это все.

— Наверное, все-таки мы корейцы по воспитанию, в силу авторитета отца,- размышляет Жан Сергеевич — Отец был всегда занят работой. Нами больше мама занималась. Но его слово всегда было для нас законом. Об отношении к нашим поступкам мы догадывались уже по движению его бровей.

Вадим Сергеевич только в зрелом возрасте начал читать классическую корейскую литературу и говорит о том, что интерес к ней растет у него вместе с возрастом.

А тема магистерской диссертации внучки Катерины (она, как и Сергей Корнилович, историк, продолжает обучение в магистратуре КАЗНУ им. Аль-Фараби) — «Корейская война: итоги и последствия». Девушка уже дважды проходила стажировку в Сеуле на исторической родине своих предков. — Все очень интересно, остаться там, не проблема. Приглашали обучаться в докторантуре. Но мой дом — здесь, в Казахстане, где родители, где дедушка. Я кореянка, фамилия обязывает. Ведь буквальный перевод слова «фамилия» — «семейство». Но очень хочется в своем паспорте в графе «национальность» записать «казахстанка», — так Екатерина Хван определяет свое национальное самосознание.

Во многом так и формируется единый народ Казахстана. Не безликая аморфная «новая историческая общность», а единый народ, в котором казахи, русские, корейцы и еще более ста этносов сохраняют свое лицо, уважение к своим корням, признательность и благодарность таким самородкам, как Сергей Корнилович Хван.

Ирина БАУДИНОВА.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *