Живописуя словом смыслы бытия

132-6-2Личность
Ему 75 лет. Блокнот и ручка у него всегда под рукой. Не дать ускользнуть строке, то молнией, то искоркой разрывающей темноту, сопровождающую Геннадия Ударцева уже много лет. Строчки набегают одна на другую, превращаясь в письмена. Требующие усилий для постижения смысла. Понять эту пульсирующую вязь с первого взгляда под силу только супруге поэта.
Став поневоле узником своей небольшой квартиры, Геннадий Серапионович настолько расширил горизонты бытия и восприятия действительности, что вслед за ним хочется «не спешить и задержаться в этом солнечном мире».

Молодецкой походкой,

Налегке, без палатки,

Обойти бы Чукотку,

Прошагать пол-Камчатки.

«Крутояры», «Тропинки сердца», «Корни», «Там, где цветет багульник», «Верь в счастливую звезду», «Прощание с веком». Вот лишь некоторые названия сборников, известных не только в Казахстане, но и в России, ставшие вехами полувекового служения поэтическому призванию. Поэзия-то и открыла Геннадию дверь в журналистику.

Опубликовав свое первое серьезное стихотворение в армейской газете, Геннадий понял, насколько это захватывающий и интересный труд — живописать словом то, что тебе дорого и близко. И неудивительно, что стихотворения Геннадия Ударцева, публиковавшиеся в газетах «Алтайская правда», «Молодежь Алатая», в журналах «Алтай» и «Молодой колхозник» (Москва), вызвали отклик в читательских сердцах.

Даровитого поэта заметили и пригласили на работу в одну их районных газет Алтайского края.

В годы освоения целины Геннадий Серапионович по приглашению редактора газеты «Целинный край», выходившей на пять областей, приехал в Казахстан. После расформирования края возглавил отдел промышленности, строительства и транспорта в «Целиноградской правде», позже ставшей «Акмолинской правдой».

Но какими бы напряженными не были журналистские будни, время для стихов у Геннадия Серапионовича находилось всегда. Они, помимо родной областной газеты, публиковались в «Сельской жизни», «Ленинской смене», журналах «Простор», «Нива», «Шмель».

Благодаря участию главного редактора журнала «Нива» Владимира Гундарева, появилась первая книга стихов Геннадия Ударцева «Крутояры». Сборник «Верь в счастливую звезду», изданный в Москве, тоже вышел с помощью неравнодушных людей.

К стихам Геннадия Серапионовича, действительно, сложно оставаться равнодушными. Каждое наполнено такой концентрацией мыслей и чувств, что на твоих глазах на маленьком пространстве стиха разворачиваются неповторимые мгновения из жизни человеческой, и красоты удивительной алтайской природы.

Вы заскучали по экзотике?

Тогда — в сибирский неуют.

Здесь звероловы и охотники

С лет незапамятных живут.

Здесь вас попотчуют пельменями,

Везде приветят, как друзей,

И на рыбалку за тайменями

Возьмут с собой на Енисей.

Стихи Геннадия Ударцева трогают простотой и точностью слова о любви к родным мес-там. Он постигает прошедшую историю в мире настоящем, сегодняшнем. Историческое прошлое как бы проецируется на день сегодняшний. Заставляет задуматься о причастности к событиям века и о роли своего поколения.

Свое понять предназначенье,

С пути не сбиться своего.

И в жизни плыть

Не по течению

— Против него, против него!

По мне — что может быть важнее,

Чем быть всегда самим собой,

Идти туда, где ты нужнее,

А если бой — пусть будет бой!

Любой человек задается вопросом: что останется после меня? И далеко не каждый смотрит без сожаления на бесцельно прожитую жизнь. Ну, скопил состояние, и что? Поэту проще. Тропинка к его сердцу не зарастает никогда.

Ведь он тем и занят, что, вопреки горю и злу, пытающимся нас разубедить в поэтическом смысле бытия, напоминает нам о нем в стихах. По сути, нет человека, который хотя бы изредка, мимоходом, не обрадовался солнечному лучу, лесной тропинке, кусту шиповника… Подрожать в поэзии кому-то или чему-то — дело неблагородное. Да это и невозможно, если речь вдет о настоящем творчестве. Ведь стихи пишутся не разумом и даже не сердцем — а всем существом человека.

В стихах самое простое почему-то воспринимается труднее всего. Как заметил Пастернак, «простое всего нужнее людям, но сложное — понятней». Стихи ведь не со всеми разговаривают. С кем-то они вообще не говорят. А с кем-то не расстаются всю жизнь. Геннадий Серапионович один из таких избранников.

Валентина ФИРОНОВА,
«Казахстанская правда».

Мама, мама, кровиночка,

Дорогой человек,

Твое светлое имечко

В сердце сына навек

Вижу, милая, старишься,

В волосах седина,

Но любая ты нравишься,

Потому что одна.

Слышишь, скинь полушалок свой

И седин не стыдись.

Как ценю я подарок твой

Под названием жизнь!

Друга, более верного,

Ненайтимне, чемты.

Буду помнить до смертного

Часа эти черты.

Если б мог, твоим именем

Шар назваля земной…

Такпримиже,родимая,

Мой поклон поясной.

***

Новая степь

Потрудились люди…

И не даром!

Глянь -под солнцем,

Впаянном в зенит,

Колос, потемневший от загара,

На ветру, как бронзовый,

Звенит.

Как бы не согнуться,

Не сломаться

Стебельку

Под тяжестью зерна…

Этож сколько

Хлебного богатства

У тебя, степная сторона!

***

В Синегорье

Разбежалась электричка

— Сто четыре колеса.

За окном замельтешили

Худосочные леса.

До свидания, остановки Шортанды и Тонкерис

До Курорта—Боровое

Ты быстрее, поезд, мчись!

Еду, еду в край здоровья

Я с желанием одним

-Чтобы стало Синегорье

Врачевателем моим.

Вот, где горы так уж горы,

А леса так уж леса…

Веселей же, электричка,

Сто четыре колеса!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *